Западные бизнесмены не верят в угрозы своих же властей в адрес Москвы. Слишком много денег сюда вложено

Уфффф… Наконец-то я вырвался из горячечной, обуянной Украиной Москвы. Наконец-то я иммигрировал из столичной политтусовки, в которой нынче варятся все – и домохозяйки, и таксисты, и лавочки с бабушками, и даже целые троллейбусы… И разумеется они – умницы-официантки Ленинградского вокзала. Вот уж кого люблю послушать… Вокзальные тетушки покруче любых политологов . Они ж мыслят не хитро-выточенно, без этих интеллигентских претензий на приличия, без стыдливой суеты «и вашим и нашим». Логика у них народно-размашистая, прямая, рациональная. Хозяйственная.

Эти смешные-смешные-смешные санкции

- Может взять тогда уж и русский Харьков у этих украинцев, чтоб два раза не ходить? – задумалась одна из них на кассе.

- Коль ввязались в историю, брать надо – мгновенно ответила через весь зал другая, словно на распродаже в геополитическом магазине. - Наше же все это, родное, русское. Возьмем, потом разберемся – что к чему…

ЕВРОПЕЙСКОЕ ПРАВИЛО

Но я уже был далеко – мой поезд мирно катился в студеный Петрозаводск. Туда я ехал по мирному, пасторальнее не придумаешь, поводу – на встречу с симпатичной девушкой, вузовским психологом Галиной Ширшиной, полгода назад словно по волшебству ставшей … мэром немалого города (об этом читайте в ближайших номерах КП).

Но прошло полчаса, и командировка на север отрикошетила меня обратно на юг.

Началось все с пустяка. В попутчики мне попался иностранец. Сначала подумал – поляк. Судя по акценту. Хороший парень, пьет пиво, нахваливает, американское, говорит, хорошее.

Показываю ему крохотную, стыдливую строчку на бутылке. Калуга. Иностранец краснеет, чертыхается чем-то по-французски. Как выяснилось - сотрудник европейской компании «Альстом», которая в содружестве с нашим «Трансмашхолдингом» разрабатывает для России новые поезда (какой-то двусистемный грузовой электровоз). Сам из Лиона, три года – тут я не ошибся - поработал в Польше, уже год как наслаждается московской жизнью в съемной квартире на Патриарших прудах, Россию уважает.

- Вы и поляки – очень гордые – говорит. - Националь…

- Националисты, – подсказываю.

- Ви, ви, - улыбается. - Мы, французы, уже не очень…

Разговор свернул на бизнес, скользнул по вечной нашей и «ихней» коррупции, по русскому житью-бытью («судя по авто в моем дворе, Москва - настоящий Монако, а выезжаешь в провинцию – а там бедность почти как в Бангладеш»), о том, как нуждается Русь в инвестициях и, разумеется, во французском электровозе.

Невероятно, но об Украине - ни слова!

Я не выдерживаю.

- Об Украине? Слышал, конечно, - пожал тот плечами. - Какие последние новости – русские Киев уже взяли?

Смеется.

- Не боитесь, что из-за европейских санкций лишитесь работы? Сейчас же весь мир грозит нам санкциями, - пытаюсь я докопаться до источника этого странного оптимизма.

- Европа?! – француз посмотрел на меня с вежливой улыбкой, словно я ему рассказал глупый анекдот, - вы что, серьезно боитесь санкций?!

Я хотел было ответить, что мне как русскому, которому вдруг привалил целый Крым, теперь по идее, на все плевать. Правильно сказала тетушка: коль ввязались в историю – то уж что ж теперь…

- Побаиваюсь... - ответил я.

- Все будет хорошо. – улыбнулся француз, - давайте посчитаем. В совместном предприятии с русскими у моей французской компании 20 процентов акций. Работа в самом разгаре, и что, вот мы просто возьмем и выйдем из проекта? Просто выбросим деньги? Вы знаете, сколько во Франции безработных?! А сколько их вообще в Европе! Или вы думаете, что немцы из-за Крыма вот так запросто закроют свой завод Фольксваген? А Рено уйдет с ВАЗа? Не смешите! Исключено!

- Другое дело, если вы займете восток Украины, – слегка подумав, помрачнел француз. - Тут могут быть проблемы. Впрочем, Париж между политикой и деньгами, скорее всего, опять-таки выберет деньги.

- Даже если бы французскую Корсику взяли итальянцы?

От неожиданности попутчик аж подпрыгнул.

- Хорошая шутка! - покраснел он - Но думаю, все будет нормально и мы сделаем русский электровоз. Потому что экономика выше политики. Это, черт возьми, европейское правило!

ОБ ИНВЕСТИЦИЯХ И НАЦИОНАЛ-ПРЕДАТЕЛЯХ

В Петрозаводске Крыма стало еще больше. Казалось, что здесь все говорили о полуострове, но гордое слово из четырех букв старались не произносить.

Пожалуй, только губернатор Карелии Александр Худилайнен, только что вернувшийся из Москвы, сделал это прилюдно. Он воодушевленно рассказывал редакторам местных изданий (и так уж получилось, что и мне), как искренне радовались депутаты, сенаторы, чиновники в Кремле во время удивительного исторического события – торжественного присоединения Крыма…

И тут я заметил, что карельский губернатор много говорит уже и не о Крыме, а об … инвестициях. Слово «инвестиция» было в каждой мысли. Так говорит голодающий о хлебе или жаждущий о воде.

И кто бы на месте Худилайнена вел себя иначе?! Республика испещрена моногородами с умирающими производствами, а залетные инвесторы давно пригреты более прыткими соседями – Ленинградской областью и Мурманском. Несчастная Карелия, замученная безработицей и копеечной зарплатой, все пытается кого-то найти, кого-то заманить – дескать, откройте производства иноземные за льготы невиданные…

- Вы же два года назад обещали найти! – наседали на Худилайнена журналисты.

- Мы ведем переговоры с австрийскими предпринимателями, с прибалтийскими…

- Вовремя, блин! – хохотнул кто-то, но слова «Крым», «санкции» опять-таки никто не произнес.

- И правильно, - заметил местный политолог Глеб Яровой, - У нас отношение к присоединению Крыма среднероссийское, со своей народной изюминкой.

- Неужели не рады?

- Еще как рады! – говорит Яровой, - Специально пришел на городской митинг посмотреть – люди действительно счастливы. Глаза горят, скандируют «Россия!» от души...

- Но если санкции все же введут, больше всего пострадаем не мы, а финны, - продолжает Яровой, - Они, кстати, от угрозы санкций уже в проигрыше. Когда евро подорожал до 50 рублей, наш народ стал меньше ездить в соседнюю Финляндию. А там в депрессивной восточной части страны русский туризм был настоящий спасением. У границы строились целые города из торговых центров, гостиниц. А теперь они опустели, финны в отчаянии. И вы думаете, что Хельсинки введет против нас санкции?!

«Не смешите! Исключено!» - вспомнил я оптимистическое предсказание француза. И действительно, пусть не смешно, но уж точно стало как-то веселее...

http://digest.subscribe.ru