В 2006 году один из могилевских студентов вместе с партнером решили заняться весьма необычным видом бизнеса - открыть собственную кузню.

Фоторепортаж о том, как простая кузница порядка 50 «квадратов» превратилась в успешную компанию, среди заказчиков которой московские мультимиллионеры.

А ведь всё начиналось с покупки старого оборудования, которое обошлось ребятам в 1000$

  • беларусь, кузница, работа, бизнес
  • На территории бывшего могилевского регенераторного завода, где располагается кузница, можно снимать фильмы о Второй мировой войне. Разрушенные цеха, перекосившиеся складские помещения, разруха и грязь — декорации вызывают тоску.
    беларусь, кузница, работа, бизнес
  • беларусь, кузница, работа, бизнес
  • беларусь, кузница, работа, бизнес
  • беларусь, кузница, работа, бизнес
  • Посреди этого безобразия — внешне непрезентабельное здание-барак. Нам сюда.
    беларусь, кузница, работа, бизнес
  • Рабочие наполняют ведро углем, растапливают горн. Пылает огонь, визжит резак, стучат молотки. Антон Маштапа рассказывает о том, как все начиналось.
    беларусь, кузница, работа, бизнес
  • — Почему кузница? Работа с металлом — красивое дело и довольное прибыльное, если грамотно им заниматься, — говорит он. — В основе — тяжелый кропотливый труд кузнеца, поэтому настоящие кованые вещи стоят недешево.
    беларусь, кузница, работа, бизнес
  • С чего начался бизнес? Нашли в совхозе старое оборудование, которое было списано. Выкупили его. По тем временам это обошлось нам порядка $1000. То есть особых денег не потребовалось. Оформились как ИП, потом, после законодательных изменений, переформатировались в ООО.
    Не все, конечно, было гладко. Даже если это хлам, который гниет, никому не нужен, у нас требуется оформить сотню бумажек при покупке. Да еще и оценить его пытаются по рыночной стоимости. Но нам все же удалось не переплатить.
    беларусь, кузница, работа, бизнес
  • Потом приступили к поиску специалистов. Взяли одного опытного мастера. В Могилеве есть кузнечное училище, привлекали оттуда выпускников, которых он обучал. Сначала ребята выполняли несложную работу, а теперь, через 8 лет, уже сами серьезные мастера, учат молодежь. Приглашали по контракту и профессионалов из России, Украины, которые делились мастерством.
    беларусь, кузница, работа, бизнес
  • Сначала работали в небольшом помещении, порядка 50 «квадратов». Потом переехали сюда. Удобно, что производство расположено в городе, — легко добираться. Да, здание выглядит не очень, но внутри уютно. Сейчас у нас несколько бригад: по художественной ковке, по изготовлению простых изделий из металла, бригада по очистке и окраске. Всего в компании порядка 10 человек.
    беларусь, кузница, работа, бизнес
  • Но вот горн раскален до нужной температуры. Один из кузнецов берет щипцами металлическую заготовку, помещает ее в огонь. Далее нагретый металлический брусок разбивают пневмомолотом. Охлаждают, при помощи специальной формы получают рельеф (в нашем случае рельеф листка розы), пускают в ход ручной молоток.
    беларусь, кузница, работа, бизнес
  • беларусь, кузница, работа, бизнес
  • беларусь, кузница, работа, бизнес
  • беларусь, кузница, работа, бизнес
  • беларусь, кузница, работа, бизнес
  • беларусь, кузница, работа, бизнес
  • беларусь, кузница, работа, бизнес
  • — При помощи молотка и подручных приспособлений, различных форм и заготовок, которые делаем сами, на наковальне выбиваем и выгибаем элементы конечного изделия, — рассказывают ребята. — И так целый день. Тяжелая ли работа? Попробуй даже два часа молотом помахать! А ведь гнуть приходится и «на холодную».
    беларусь, кузница, работа, бизнес
  • беларусь, кузница, работа, бизнес
  • беларусь, кузница, работа, бизнес
  • беларусь, кузница, работа, бизнес
  • беларусь, кузница, работа, бизнес
  • В кузнице несколько помещений-цехов, есть импровизированный мини-спортзал. Все без изысков, без немецких обоев и китайских сервизов, брутально. Так ведь и мужики занимаются суровым делом...
    беларусь, кузница, работа, бизнес
  • беларусь, кузница, работа, бизнес
  • беларусь, кузница, работа, бизнес
  • беларусь, кузница, работа, бизнес
  • — Неважно, что ты делаешь: элементы интерьера, лестницу или мебель. Работа всегда начинается с составления дизайн-проекта, — Антон Маштапа описывает основные этапы производства. — Наш дизайнер делает 3D-визуализацию, согласовывает детали с заказчиком. Затем кузнец под его контролем выковывает все элементы. Сборщик-сварщик объединяет их в единую композицию. Изделие передается в участок обработки, где происходит зачистка. Специалист убирает сварные изъяны, лишние наслоения металла. Следующий этап — грунтовка, покраска. Ну и в завершение, если речь идет, к примеру, о лестнице, выезжаем на объект и производим установку.
    беларусь, кузница, работа, бизнес
  • беларусь, кузница, работа, бизнес
  • беларусь, кузница, работа, бизнес
  • беларусь, кузница, работа, бизнес
  • — Мы начинали с самых простых вещей: скамеечек, урн, которые делали для города, — продолжает директор компании. — На урне можно было заработать порядка $50. Потом, по мере роста мастерства, стали делать более сложные изделия. Вышли на рынок, участвовали в международных выставках. Заработали репутацию. Появились заказы в Минске, в Москве. В белорусской столице выполняли заказ для духовно-образовательного центра на Немиге. Оформляли входную группу на улице Комсомольской. Сейчас у нас крупный государственный заказ для Троицкого предместья. Там и арки, и кованые часы. Выиграли тендер, бо́льшую часть работы уже выполнили, ждем оплаты. Чем интересны такие заказы, так это своим объемом. Пускай государство и не готово платить по рыночной цене… Приятно, впрочем, что те исторические вещи, которые мы сейчас делаем для Минска, украсят город, останутся на 200—300 лет.
    беларусь, кузница, работа, бизнес
  • Самый дорогой заказ? Наверное, лестница по цене около $1300 за метр. А всего было метров 10. Но этой лестницей мы занимались около 4 месяцев.
    беларусь, кузница, работа, бизнес
  • Ковали и зеркала, и каминные наборы, и флюгеры, и ограждения на балконах. Один московский миллиардер, которого, к сожалению, недавно застрелили, сделал себе хутор под названием «Диканька». Там все стилизовано под старинную украинскую деревню. Изготавливали для него ограждения в виде лозы, выковали улей из металла, другие интересные вещи. В принципе, выполнить можно любое пожелание заказчика.
    беларусь, кузница, работа, бизнес
  • — Сейчас клиент очень требовательный, — говорит Антон. — Интерьерные вещи заказывают в основном состоятельные люди, живущие в дорогих коттеджах. Они путешествуют по миру, многое повидали, знают, что такое качество. Поэтому могут и покапризничать. Не сказать, что конкуренция на рынке очень сильная, но она есть. Некоторые используют сварные элементы и называют такую работу художественной ковкой, хотя на самом деле это не так. Горячая ковка, на которой мы специализируемся, — это всегда авторская, индивидуальная, штучная работа. Поэтому и ценится дороже.
    беларусь, кузница, работа, бизнес
  • За аренду помещения в месяц уходит около €1000. Плюс плата за коммуналку, электричество. Около 37—40% в структуре затрат компании, говорит Антон, занимают материалы: металл, уголь, кокс. Оставшаяся часть — зарплата сотрудникам (она составляет $600—900 в зависимости от выработки, количества заказов), налоги.
    — Насколько выгоден кузнечный бизнес? Повторюсь, при грамотном подходе это прибыльное дело. Сейчас планируем вложиться в новое оборудование, закупить молоты. Хотим открыть цех под Минском. То есть расширяться, — рассказывает о планах собеседник.
    беларусь, кузница, работа, бизнес
  • — На большой джип вы себе уже заработали?
    — Суть не в джипе, а в развитии, расширении бизнеса, — не реагирует на нашу провокацию директор. — А джип у меня, кстати, был. Но пришлось продать, чтобы рассчитаться с людьми. Были вопросы по работе с государством, задержки выплат. Но все это не так страшно. Трудности всегда можно преодолеть. Главное — не бояться рисковать.
    беларусь, кузница, работа, бизнес
  • беларусь, кузница, работа, бизнес

Источник